Меню сайта

Rambler's Top100



    Beardfish Mammoth

    Шведскую группу Beardfish по привычке считают молодой (да ранней), а между тем в нынешнем году ей исполнилось 10 лет. И 6-й альбом «Mammoth» – показатель творческой зрелости, хотя с собственно исполнительским мастерством у «Бородатой рыбы» и раньше было всё в порядке. Конечно, Рикард Хёблум (он же Съёблом) сотоварищи по-прежнему молоды, они еще топчутся у отметки «тридцать» – представляете? Но страсти в «Мамонте» (так переводится название) кипят нешуточные. Группа заметно потяжелела по саунду, играет плотно, грузно, поет с надрывом. Музыканты уже не подшучивают над арт-роком 70-х, не дурачатся в духе Фрэнка Заппы – они скорее смешивают в равных пропорциях прог, хард и даже хэви, причем делают этот микст своим собственным стилем, а не «объектом насмешек».Это уже не экскурсии в прошлое рока, а настоящая жизнь. Любопытно, что характерный тембр «Хаммонда» Рикард использует не как винтажный, не как «символ 70-х», а как необходимое средство для создания собственного современного звучания. Гитары Дэвида Закриссона конкретно «примочены» и тяготеют к риффам. Весьма обогатили звуковую картину саксофоны Йохана Холма – он играет в плавной, протяжной манере, близкой Тео Трэвису, и слегка смягчает всеобщий «угар». Конечно, в «Mammoth» тоже можно обнаружить экивоки – но скорее в сторону Rush, Led Zeppelin и даже Sabbath, чем к Yes, Gentle Giant или Camel. (Недаром в allmusic стиль альбома обозначен как heavy metal!) А кое-где мы слышим… мелодраматические интонации (и вокальные фиоритуры) в стиле Muse, которым, кажется, отдали дань уже все деятели прог-рока, и кто, в свою очередь, крепко стоит обеими ногами в классической музыке.
    Чем же вызваны упомянутые перемены в стилистике Beardfish? Возможно, надо искать женщину; неслучайно Рикард неоднократно упоминает в песнях про некую особу прекрасного пола. А может быть, просто мир, пользуясь словами Гейне, раскололся пополам, и трещина прошла по сердцу поэта. Во всяком случае упомянутый надрыв, драматизм проникают в каждую композицию. Банально, но факт: все музыкальные темы у Beardfish выпуклы, осмысленны, интонационно насыщенны. Музыка развивается как бурный поток, несется как мамонт по тундре и, кажется, действительно может заставить говорить даже камень («And The Stone Said «If I Could Speak»»), а иной раз становится нежной, хрупко-лирической (вальсовый инструментал «Outside/Inside»). А напряженная аккордовая прогрессия из финальной «Without Saying Anything» мучительно напоминает что-то классическое – Гендель? Бетховен? Брамс? Но нет, это наш скромный Рикард из шведского города Ёвле, и он достойно продолжает дело великих предшественников.
    Довольно забавно для русского уха слушается фортепианная постлюдия, в которой довольно отчетливо звучат интонации «Ямщик, не гони лошадей». Знал ли побывавший в России Рикард об этом или просто музыкой навеяло? Как бы то ни было, настроение отражено очень точно – усталость после предыдущей гонки, разочарование и… проблеск надежды. Нашей надежды – ведь Beardfish последние из рыцарей прог-рока, за ними – практически никого. Давайте любить и ценить их.

     




    Дискография




    СТАТЬИ


    BY QUEEN INC © 2019